Матей сделал свой выбор




Илья Патрича

 

Впереди уже виднелась ржаво-красная вывеска “Дом фермера”. Хоть это и было здание всего в пять этажей, по площади оно занимало добрую половину квартала, а по конструкции напоминало больше тюрьму, нежели ферму. Вдоль всей постройки возвышалась 3-х метровая бетонная ограда, а к каждому углу прилегала смотровая башня с караульным. Пару раз живых гусей пытались унести с собой, чтобы затем продать. Нарушители легко перелезали через тогда ещё решётчатый забор, но их вовремя перехватывали законопослушные "природники" и вызывали полицию. С тех пор охрану решили усилить.

Матей перешёл дорогу и направился вдоль серой стены к единственному входу на главной улице. Замедленный шаг и потупленный в асфальт взгляд выбивали его из высокого ритма улицы. Пару раз он задел ногой набитые черные пакеты в руках прохожих, наверняка идущих с “Дома фермера".

Наконец он повернул за угол и уперся в очередь. Суббота. В этот день особенно много хозяев приходит к своим животным. Кто-то пропускает “дни заботы” по будням и должен выполнить двойную работу. Другие наоборот, добавляют к обычному графику ещё один-два дня на выходных, чтобы обойти сразу всех и убедиться,что с ними всё в норме. Матей занял очередь за мужчиной в черной шляпе, а через пару минут за ним встали две женщины средних лет.

-И что теперь, у неё будут только рыбы?

-Да, говорит, что Цыппи был самым милым существом в её жизни и теперь с неё хватит.

-Бедная девочка.

 

-Уже десятый за полгода! Десятый! Сегодня будет отличный вечер.

-Десятый? Ты что, продаёшь их, что ли?

-Тихо ты! Чего орёшь. Не продаю я ничего. Я, конечно, не природник, но закон не нарушаю.

 

-Простите, вы не подскажете, чтобы завести свинью, мне в эту очередь?

Матей не сразу заметил молодую девушку, которая обратилась к нему.

-Да, все в одной очереди. Просто администратору скажите, что вам нужен бланк сострадания №3. Так будет быстрее. Заполните минут за десять и на следующий день будете с новым животным. Вам же только свинью?

Девушка неуверенно пожала плечами.

-Тогда берите пятый бланк, на всякий случай, если захотите бычка, например. Правда, заплатить за него придётся больше.

Лицо девушки скривилось в вежливой улыбке. Поблагодарив, она ещё пару минут помялась возле здания, а затем резко направилась к противоположной стороне улицы, перебежала дорогу в пяти метрах от зебры под сигналы машин и уехала на первом же трамвае.

Тем временем очередь впереди Матея почти исчезла и он вошёл в небольшое помещение, которое служило переходным пунктом к самой ферме. Слева за столом сидел администратор, а за его спиной висело около ста полок с коробками. Справа был выход на лестницу, а дверь впереди вела к центральной площади.

- Имя?

- Матей Вартен.

Сегодня на смене гадкий Шиллз. Толстыми пальцами он набрал фамилию, громко стуча по клавишам.

- Корова Меллоу #1043?

- Да.

- Сегодня последний день. Будете продлевать ещё на четырнадцать “дней заботы”?

Матей на секунду задумался и кажется забыл, что у него нет на это денег. Все сбережения он потратил на последние пару месяцев и содержать Меллоу ещё даже пару недель не мог.

- Нет, не буду.

Шиллз снова застучал по клавишам.

- Выбирайте оружие.

Для Матея эти слова прозвучали немного дико, хотя всю дорогу к “Дому фермера” он думал именно об оружии.

- А какое есть?

- Пистолет, нож с топором и удавка.

Матей слегка вздрогнул. Пару мгновений между ними застряла тишина. Первым её затянутость почувствовал Шиллз.

- Говорю: пистолет, нож с топором и удавка. Что выбираете?

- А более безобидного оружия нет?

Шиллз сделал свою любимую гримасу пренебрежения и утонул в кресле. Такие моменты своей работы он ценил превыше всего, так как мог показать в них свой героический цинизм.

- Дорогуша, вы отдаёте себе отчёт в том, что это за заведение? Оно называется “Дом фермера”. Вы знаете для чего оно?

- Знаю, - устало ответил Матей.

- Видимо плохо знаете, - выкручивал на пафосный монолог Шиллз, - раз задаёте такие глупые вопросы. Поэтому я ещё раз вам объясню. “Дом фермера” существует для того, чтобы каждый человек, любящий полакомиться стейком, ножкой, крылышками или грудинкой молодого зверя, чётко представлял себе, чего стоят его вкусовые предпочтения. Времена, когда вы могли заказать в ресторане рёбрышки или купить у мясника фарш, приложив к этому лишь свою потребительскую руку, давно в прошлом. Поэтому закон запрещает покупать зверя, который был выращен и убит кем-то другим. Именно поэтому таких заведений всего три в стране. А если бы вы могли просто усыпить зверя и вколоть ему какой-то смертельной дряни, разве бы таких заведений было всего три? Нет, дорогуша, раз уж вы называете себя хищником, будьте им в полном смысле этого слова. Убивайте не как человек, а как зверь. Да, природа не наделила вас острыми клыками и когтями, ваша человечность не позволяет вам накинуться на животное и съесть его живьём. Но если вы обладаете желанием убивать ради насыщения желудка, что ж, пожалуйста! Я предлагаю вам аж три вида клыков! Вам не хватает жестокости и твёрдости принципов? Подписывайте зелёный лист, оплачивайте, к счастью, дешёвую транспортировку зверя в "Зелёную долину" и уходите. Живите спокойно как все природники и забудьте про “Дом фермера”. Но если вы пришли сюда за тем, за чем ходили последние два года, пока кормили, поили и ухаживали за вашей Меллоу - пожалуйста, выбирайте оружие!

Матей молча выслушал триумфальную речь Шиллза, которую он слышал каждый раз, когда кто-то давал слабину и задавал неуместные вопросы, и ответил:

- Удавку.

Шиллз подпрыгнул на кресле и ухмыльнулся.

- Первый что ли? - весело спросил он, выбирая коробку за спиной. Вроде как только что он не был серьёзен и груб.

- Да. Это у вас в базе написано?

- Нет, это у вас на лице написано. Сразу видно, что крови боитесь. Те, кто уже с опытом, берут пистолет. Это и быстро, и животное не мучается. Выстрел в голову и всё, можно забирать.

- А зачем же тогда нож и топор?

Шиллз снова ухмыльнулся.

- Топор вам понадобится в любом случае, чтобы разделать тушу. Не понесёте же вы её целиком на горбу? А ножи для тех, кому нравится сам процесс. Они могут даже не есть мясо, им важен только последний штрих. Кто-то перерезает горло, другие бьют в сердце. Видел тех, кто бреет своего зверя, а потом отрубает ему топором конечности. А есть...

- Если так зверь не мучается, давайте пистолет, - перебил Матей, пытаясь сдерживать отвращение к вспотевшему администратору.

- А есть те, кто возвращают чистый нож и здесь больше никогда не появляются, - закончил Шиллз и впервые в его глазах и выражении лица Матей заметил что-то по-настоящему человеческое. Эта фраза прозвучала как призыв к действию, но, возможно, только для него. Не моргая, Матей смотрел в его глаза ещё пару секунд, будто пытаясь понять, на самом ли деле этот человек ненавязчиво пытался убедить его покончить с этим раз и навсегда. Но через мгновение Шиллз снова стал прежним, циничная улыбка расплылась на его жирном лице и он протянул коробку юноше.

- Пистолет, два патрона, топор для разделки, пять пакетов, тряпка и инструкция. Обязательно прочтите и сделайте всё точно по ней, если не хотите неприятностей. Там есть камеры, мы все видим. Понятно? Как справитесь, пройдите в кабинет #8 и вам скажут, что делать дальше. Вот здесь подпись.

Матей поставил что-то отдалённо напоминающее роспись, взял коробку и вышел во внутренний двор “Дома фермера”. Он представлял из себя площадь с узкими улочками, по обоим бокам которых располагались хлевы для крупного скота. На первом этаже были склады и крематорий, в котором сжигали животных, по каким-то причинам умерших своей смертью, со второго по четвертый - курятники и свинарники, а на пятом разместились административные кабинеты. Посередине площади располагалась яма с 2 метра в диаметре и глубиной около 15 метров. Туда сбрасывался весь навоз, который не шёл на удобрение, солома, пропитанная мочой, и другие побочные продукты животного хозяйства. Запах как внутри здания, так и снаружи стоял отвратный: кто-то пропускал “дни заботы" и не убирал за своим животным, и сколько бы штрафов он не платил, вони от этого становилось не меньше. По правилам, уборка со стороны “Дома фермы” обеспечивается только тогда, когда животное официально признано трупом. А яму для отходов чистили только раз в год. К сожалению многих фермеров, маски выдавались только персоналу, так как эти запахи также считаются частью процесса.

Третий ряд. Слева седой мужчина надевает на голову коровы удавку, ещё через два сарая справа двое парней складывают копыта в черные пакеты. Вдалеке раздался выстрел и плачь маленького ребенка. Этот закон ввели относительно недавно. С четырех до шестнадцати лет, пока ребёнок не может убивать сам и кормится мясом за счёт своей семьи, он обязан присутствовать при убийстве того, кого ест. По статистике, 78% из них, достигая возрастного права заводить своих животных, не желают этого и становятся природниками.

Сарай #18. Мэллоу встретила Матея долгим мычанием. Тот подошёл к ней и захотел как всегда потрепать по холке, но в последний момент отдёрнул руку. Он сел на корточки, открыл коробку и достал содержимое, пока Мэллоу с интересом смотрела на хозяина и новые предметы.

  1. Зажмите кнопку на рукоятке для извлечения обоймы.
  2. Вставьте патроны по одному за раз закругленным краем вперед.
  3. Вставьте обойму, толкая её вверх по рукоятке, пока не услышите щелчёк, указывающий на то, что обойма села на место.
  4. Отключите предохранитель, нажав на защитный стержень в верхней задней части пистолета.
  5. Отодвиньте назад затвор, который расположен в верхней части ствола, чтобы загрузить пулю в пороховую камеру.
  6. Прикрепите ошейник животного к карабину на железном щите и приложите его голову к стене.
  7. Приставьте ствол к виску животного.
  8. Посмотрите 10 секунд в глаза зверя (обязательно к выполнению!)
  9. Нажмите на курок.
  10. Если по какой-то причине зверь жив, сделайте повторный выстрел.

Матей прочел инструкцию и неуверенно взял пистолет. Его тело дрожало от холода, а руки начали неметь, но выполнив первые пять пунктов, он принялся за шестой. К его удивлению, Мэллоу без сопротивления поддалась и дала прицепить свой ошейник в 2-3 сантиметрах от стены.

Затем Матей с пистолетом в руке отошёл на пару шагов к калитке, упёршись о неё спиной. До этого момента такая картина представлялась ему очень далёкой, и потому не совсем реальной. Он закрыл глаза. Возможно, ему вспомнился первый день в "Доме фермера", когда после частых бесед с его другом Вэйрусом он всё же решился приобрести корову. Тот любил рассказывать ему о гастрономических удовольствиях, которых лишается Матей, оставаясь природником. Что в любой момент он может от этого отказаться, а даже не попробовав, он многое теряет. Слушая вкусные рассказы Вэйруса, Матей не задумывался над последним шагом, который теперь ему предстояло совершить. Раньше от этого шага его отделяло время, а теперь - тяжело опущенные веки. Но с закрытыми глазами нельзя было простоять так же долго.

Через минуту Матей подошёл к Мэллоу и мягко прислонил её голову к стене. Корова легко поддалась, но издала такое пронзительное мычание, которого юноша раньше никогда не слышал. Коровы во всем хлеву как по тревоге начали одна за другой поднимать гул, который вибрировал в груди Матея и ускорял сердцебиение. Дуло прикоснулась к виску. Их влажные глаза встретились и Матей начал отчитывать десять секунд. “Большие человеческие глаза. Девять секунд. Нужно попасть в мозг. Восемь секунд. Как они чувствуют смерть? Семь секунд. Пожалуйста, прекрати так мычать, я сбиваюсь. Пять секунд. Как я разделаю её топором? Три секунды. Я хочу ещё раз погладить её по холке. Одна секунда. Эти глаза…”

Матей сделал свой выбор.

 

 

 

убийство коров, скотобойня, дом фермера, убийство животных. убийство коров, скотобойня, дом фермера, убийство животных. убийство коров, скотобойня, дом фермера, убийство животных. убийство коров, скотобойня, дом фермера, убийство животных. убийство коров, скотобойня, дом фермера, убийство животных.

 

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? - ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ

Сейчас 365 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Copyright 2011 Рассказ "Матей сделал свой выбор". Мариупольское общество сознания Кришны
Free Joomla Theme by Hostgator